general_dreamer (general_dreamer) wrote,
general_dreamer
general_dreamer

Живой народ

Может не все это знают, но в Израиле уже полгода идет третья интифада, так называемая интифада ножей. Главными "героями" стали не организованные  террористы, а молодежь - пацаны 12-17 лет, молодые девушки, парни в возрасте до 30. С ножами они набрасываются на еврейских солдат, женщин, детей, устремляясь к извечной мечте мусульманина - убить еврея. С организованным терроризмом очень неплохо справляется ШАБАК, но поведение молодых идиотов непредсказуемо. Число убитых в интифаде ножей намного превысило число жертв недавних терактов в Брюсселе, а число раненных уже составляет несколько сотен.


По поводу жертв террора в Израиле не устраиваются заседания ООН и Европейского Совета, высшие чиновницы Европы не рыдают на трибуне ( хотя именно эта мадам годами учила нас, что с мусульманами нужно и можно жить в братском мире). Вероятно, еврейская кровь менее весома для мировой общественности и, как бы это сказать, более привычна.

Две недели назад, в праздник Пурим произошел инцидент. Праздник этот, несмотря на историческую подоплеку, сейчас превратился в карнавал, преимущественно детский. В городе Хевроне карнавальное шествие охраняли солдаты ( у нас вообще многое охраняется, например, на каждой школьной экскурсии обязательно есть вооруженный человек). Два палестинских бугая 25 лет напали на одного из солдат и нанесли ему тяжелое ножевое ранение. Одного нападавшего сразу застрелили, второй был тяжело ранен. Вокруг него собрались работники скорой помощи и солдаты, но помощь ему не оказывали. По израильским стандартам раненным террористам оказывается помощь наряду с их жертвами, потом их лечат в люксовской больнице и затем они начинают отдыхать в тюрьме санаторного типа. А в это время, по решению палестинского правительства, им выплачивается зарплата, равная зарплате палестинского министра, т.е. $3500 (240 тыс рублей).

В этот раз медицинская помощь не оказывалась, потому что было подозрение, что на террористе есть пояс шахида. Был очень жаркий день, а палестинец был одет в просторную теплую куртку. Ждали минеров. Неожиданно палестинец зашевелился и один из солдат застрелил его. Солдат подозревал, что палестинец собирается взорваться и тогда бы погибли стоящие вокруг. солдаты и медики

Солдата немедленно арестовали и отдали под суд за преднамеренное убийство (20 лет тюрьмы или пожизненное заключение) . По инструкции террорист считался обезвреженным, а в таких стрелять нельзя. Палестинские и российские СМИ мгновенно и ожидаемо написали "Израильский солдат застрелил безоружного палестинца". Пусть опущенные детали произошедшего останутся на многострадальной совести журналистов.

Израиль буквально взорвался от такой новости. Общество разделилось на две части - одни оправдывали солдата, другие считали арест правильным. У меня на работе полдня шел острый диспут, ведь все служили и служат сейчас резервистами. Начались многотысячные демонстрации за и против. На перекрестках стоят демонстранты с флагами и транспарантами. По радио, ТВ и в газетах бесконечное обсуждение вопроса. В кнессете дебаты. Премьер и начальник генерального штаба несколько раз выступали по этому поводу, причем премьер сам позвонил отцу солдата и пообещал ему предельно объективное расследование случившегося.

Я сам не знаю как правильно поступить в этом случае. Китайцы говорят - дорога в тысячу ли начинается с одного маленького шага. Начав нарушать инструкции, можно дойти до полного вооруженного беспредела. С другой стороны, солдат защищал себя и жизнь людей вокруг. И стрелял он не потому, что палестинец ему показался похожим на террориста. Застреленный палестинец был 100% террористом, который только что пытался убить товарища солдата. Наверное, солдат заслуживает наказания, но речь не может идти о преднамеренном убийстве.

В этой тяжелой истории мне, тем не менее,  понравились  два момента. Во-первых, огромная общественная буря, которая поднялась из-за судьбы одного единственного, никому не известного солдата. Потому что в обществе есть понимание, что даже один солдат, или один инвалид, или один несчастный ребенок это очень много. Это целый человек, мера всего в нашей жизни. Несколько лет назад за одного пленного солдата (плохого, кстати, он попал в плен заснув на посту) выпустили 1200 матерых террористов. А ведь далеко не везде так. Есть вполне цивилизованные страны, где не различают ни лиц ни имен людей, где ради цели, высокой или не очень, бросают в топку тысячи и миллионы сограждан.

Во-вторых, мне понравилось, что в обществе не было пресловутого единодушия. Нашлись те, кто и в террористе увидел человека. Значит, несмотря на то, что за спиной каждого израильтянина ежедневно ходят смерть и кровь, люди не ожесточились до звериного состояния, не окаменели в своей ненависти. Когда много лет назад я ехал в Израиль, то опасался, что попаду в общество задубелой вражды из за бесконечной череды жертв с каждой из сторон. Но все оказалось совсем не так, к счастью. Палестинцы, правда, прогноз не подвели. С детского сада они учат ненависти и единственной цели в жизни - убить еврея. А вот евреи то ли слишком левантийски безалаберные и мягкосердечные, то ли история многовековых гонений научила их, но никаких признаков звериной ненависти я не обнаружил (той самой, которую демонстрируют сейчас еще недавно братские украинский и русский народы). Недоверие к арабам есть, настороженность есть, но ненависти нет совсем.

Пока человек думает и сомневается, пока его душа может болеть за другого - он имеет живую душу. Когда же окостеневает в знании своей, единственно возможной, правды, когда жестокость сменяет милосердие - он духовно умирает.  Мой народ, мои сограждане,  живы,  несмотря на все и вопреки всему.

UPD. Впечатления одного утра.
Приезжаю в 7 часов на ж/д станцию. Выходя из автобуса, заметил на тротуаре сильно вытянутое, с неровными краями темно-красное пятно и множество маленьких капель возле него. Первая мысль - " Почему кровь? Ведь про теракт в Ашдоде не сообщали. И почему не смыли кровь после того, как увезли раненного?" Оказывается, реальность может довести людей до того, чтобы первой, подсознательной реакцией была мысль о крови, а не о краске.

Захожу в пустой еще зал станции. Сейчас на многих станциях поставили пианино и небольшие открытые библиотеки самообслуживания. Обычно на пианино играет какой-нибудь молодой музыкант с шляпой на полу - зарабатывает на богемную жизнь. В этот день на пианино играл простой солдат. Волны полонеза Огинского заполняли небольшой зал. Чтобы недоброжелательный читатель не подумал, что я придумал романтическую деталь для оживляжа и облагораживания лица кровавой израильской военщины,  привожу фото. С такими солдатами и такой армией мы еще поживем.



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments