general_dreamer (general_dreamer) wrote,
general_dreamer
general_dreamer

Нарочно не придумаешь


Вы будете смеяться, но Луи Армстронг тоже был «евреем». Он воспитывался в еврейской семье с 6 лет, всю жизнь носил Звезду Давида и бегло говорил на идиш. И даже умер он  в нью-йоркской больнице Бет Исраэль.
Не то, чтобы это было свежее открытие – знатокам джаза, наверняка, известен этот факт, да я и сам бы отнесся к нему как к любопытному эпизоду и необязательному знанию. Но еврейская тема мне близка, и я полез читать, что об этом пишут.
Тиккун Олам - стремление «исправить мир», вернуть в него гармонию - в крови евреев. Наше предназначение - делать этот мир лучше, в меру сил, любыми способами. И то, что я узнал про судьбу великого Армстронга - яркая иллюстрация этого.
История появления такой фигуры, как Луи Армстронг, формирования его как человека и как музыканта была рассказана им самим, в его предсмертных мемуарах, написанных уже в больнице в 1971 году. Он понимал, что жить ему осталось недолго, и записал, что помнил - так получились воспоминания «Луи Армстронг + еврейская семья, Новый Орлеан, Луизиана». По этим материалам, доступ к которым открылся только в 1994 году, в США пишут исследования о том, как еврейская община Нового Орлеана повлияла на становление джаза.
Что ж это за история? Да, в общем, типичная для чернокожего ребёнка: родился в нищете, матери было 16 лет и она подрабатывала проституцией, отец почти сразу исчез, жили в самом бедном районе Нью-Орлеана, как только Луи подрос и смог работать - пошёл зарабатывать. Сначала собрал компанию таких же, как он, босяков, и они пытались заработать пением на улице (его первые гонорары - мелкие монетки, которых с трудом хватало на еду). Потом мальчику повезло - его взял на работу старьёвщик-угольщик, литовский еврей Карнофски. Вместе с его детьми семилетний Луи утром объезжал дворы на фургончике и трубил в жестяной рожок (первый его инструмент), чтобы люди выносили им тряпки, бумагу и прочий хлам. А вечером в том же фургончике они развозили уголь, продавали его в квартале «красных фонарей» в публичные дома. Ночевать мальчик уходил домой, но дома, как такового, не было, не было и семьи, и постепенно он совсем поселился у своих работодателей, стал, фактически, членом семьи. Хотя они и сами жили небогато, и детей в доме было много.
Как они жили? О чем-то написал сам Луи, о чем-то нетрудно догадаться, припомнив историю и художественную литературу, или историю собственной семьи. Отец Карнофски и все мальчики с утра до вечера на работе. Мать хлопочет по дому и занимается малышами. По субботам - запеканка и немножко рыбы, по большим праздникам - хала и, может быть, даже курица. Но в доме чисто, еда всегда вкусная, потому что приготовлена с любовью, все друг друга берегут и любят... И будущий большой артист рос в этой атмосфере, а не в грязи и озлоблении (как могло бы быть, учитывая его непростую жизненную ситуацию и отношение к темнокожим в то время), по субботам смотрел, как зажигают свечи, на Хануку получал подарки и слушал сказки, на Суккот строил со всеми вместе шалаш во дворе, на Пурим участвовал в представлениях...
Всю жизнь Луи помнил это, как нечто драгоценное, восхищался тёплыми отношениями внутри своей еврейской семьи, и пронес это чувство через всю жизнь.
По вечерам в семье Карнофски пели, и он пел вместе со всеми, вспоминал, как все семейство, вслед за матерью, напевало колыбельную самому маленькому. И он подпевал, и его приемные родители отмечали, как хорошо он поёт, какой у него несомненный дар - и, конечно, не забывали говорить ему об этом, хвалить, как умеют хвалить только в еврейских семьях. Вы скажете, что я пристрастен, но это факт - никто не умеет так хвалить и так пестовать таланты детей, как еврейские родители. Говорю вам как еврейский сын и внук.
И первый инструмент будущей легенде джаза купили тоже еврейские родители - посмотрели на то, как он дует в рожок, и купили ему корнет. А потом появилась и труба.
Вот цитата из самого Армстронга:
«Я восхищаюсь еврейским народом.Их мужеством, особенно на фоне того, что им приходилось переносить.  Мне было всего семь лет, но я прекрасно видел, как безбожно относились белые к этой семье.  Даже к черным относились лучше.  Да и в целом у черных было больше возможностей.  Но мы ленивы – и все еще таковы».
Луи точно не был ленивым, он работал всю жизнь, работал на износ и получал от этого удовольствие.
А сравнение афроамериканского населения Америки с евреями вообще интересное. И у тех, и у других за плечами память о рабстве. И у тех, и у других - долгая история гонений. И очень разная история побед.
А пример Луи Армстронга уникален и показателен. Что получается, если человек с искрой таланта попадает в круг тех, кто привык работать над гармонизацией мира? Получается гений. Соединяются божий дар, любовь и труд.
Свою знаменитую песню о евреях, вышедших из Египта, "Let My People Go"   Армстронг написал к юбилею любимого приемного отца, в 1939 году. Он впервые спел ее в Нью Орлеанской синагоге на Хануку.
Кстати, свои детские воспоминания Луи Армстронг начал записывать, когда вдруг услышал в больнице, как напевает его врач-еврей. Он пел колыбельную, которую музыкант слышал в детстве, в своей еврейской семье. Он называл ее «русская колыбельная». Не знаю точно, что это была за песня, но это точно была песня, которую Карнофски привезли из Литвы.
Вот такая история - семья евреев подарила радость и надежду маленькому мальчику, а этот мальчик раздарил в тысячу раз больше радости всему миру. И эта история проста и прекрасна, как ханукальная сказка. Но она настоящая.









Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments